Есть на Вятке городок (часть 05)
ПОРА ПРЕДРАССВЕТНАЯ
А заря уже алеет
Нехорошо начинать этот очерк с напоминания о том, что в Мамадыше была довольно-таки значительная тюрьма. Но факт остается фактом. Мамадыш стоял на тракте, приравненном по значению к Сибирскому, да к тому же являлся и пристанью в низовьях Вятки. Поэтому понятно, что здесь бывали самые «крамольные люди», которые так или иначе вносили в сознание здешних жителей «нестандартные идеи».
Видимо, носителем таких нестандартных идей был и отец известной революционерки Веры Фигнер, которая родилась и провела детские и юношеские годы в нашем Мамадышском уезде.
Известная миру как «железная Вера», она была из плеяды революционеров демократического этапа освободительной борьбы в России, которые подготовили почву для утверждения марксистских идей в среде передовых слоев русского общества.
В. И. Фигнер 1883 г.

Вера Николаевна Фигнер родилась в 1852 году и прожила долгую содержательную жизнь. «Мой отец Николай Александрович Фигнер,— пишет она в своих воспоминаниях,— воспитывался в корпусе лесничих и по окончании курса служил лесничим в Мамадышском уезде...» Круг родни будущей революционерки, видимо, не был одноцветным. Haпpимер, её тётка Елизавета Александровна, как пишет сама Фигнер, "богатая мамадышская купчиха, отличалась своей чрезмерной полнотой и грубым своенравным характером..." Вера приезжала к ней на каникулы, будучи воспитаницей Казанского института благородных девиц
Круг знакомых ее тоже, очевидно, не был однообразным. В годы формирования её личности в Казанском университете прошумело на всю Россию (1863 год) так называемое «казанское дело польских студентов". Ещё раньше она была наслышана о крестьянском восстании в селе Бездна Спасского уезда Казанской губернии. Она наверняка знала о страстных выступлениях профессора Казанского университета А. П. Щипова. Её, конечно же, не мог устроить существовавший тогда российский образ жизни.
Вера Николаевна Фигнер стала в итоге членом исполнительного комитета партии «Народная воля». Своей ближайшей целью комитет ставил преобразование политического строя путем убийства тиранов, стоящих у власти.
В. И. Ленин высоко ценил народовольцев за беспредельное мужество, за верность революционному долгу, за готовность отдать жизнь за свободу последующих поколений. Он писал, что борьба их была решительным столкновением горстки героев с царским правительством.
Но ошибочная тактика политического заговора, предпочтение пути террора всем другим формам борьбы не смогли привести к всенародной революции. После убийства 1 марта 1881 года царя Александра II начались массовые аресты не только членов партии «Народная воля», но и всех, кто мало-мальски выражал недовольство существующим режимом.
Военно-окружной суд Петербурга приговорил Фигнер Веру и многих ее товарищей к смертной казни. Позднее этот приговор был заменен для нее бессрочной каторгой, И тем не менее позднее Фигнер пишет: «Я часто думала: могла ли моя жизнь идти иначе, чем она шла... И каждый раз отвечала себе: «Нет!»
Заживо погребенная в одиночной камере Шлис-сельбургской крепости, отрезанная от внешнего мира, семьи и друзей, она просидела 22 года. Просидела двадцать два года в одиночной камере, в каменном мешке, но сохранила стойкость духа! Удивительно ли, что и осужденные и надзиратели тюрьмы называли ее «железной Верой»? Конечно же, ее воля была железной!
Между тем Вера Николаевна была просто человеком. Жестокие испытания не лишили ее светлого разума. Она дожила до Великой Октябрьской революции. Позже она написала книгу воспоминаний под названием «Запечатленный труд». Нам, землякам великой революционерки, особо дороги места, где говорится о времени, проведенном в Мамадышском уезде.
«В семье нас было шестеро,— пишет Вера Фигнер в своих воспоминаниях.— Как отец, так и моя мать, были люди очень энергичные, деятельные и работоспособные, крепкие физически, они отличались и волевым темпераментом. В этом отношении они передали нам хорошее наследие: я — старшая — принимала участие в революционном движении, была приговорена к смертной казни и сделалась узницей Шлиссельбурга.
Сестра Лидия была членом революционной организации, занимавшейся социалистической пропагандой среди фабричных рабочих, и судилась вместе с Барди-ной и Петром Алексеевым по «процессу 50-ти». Она была осуждена на каторгу, которую сенат заменил лишением особых преимуществ и ссылкой на житье в Восточную Сибирь...
Сестра Евгения была участницей процесса Квятков-ского по делу о взрыве в Зимнем дворце в 1880 году и получила лишение всех прав состояния и ссылку в Сибирь на поселение. Младшая сестра Ольга, выйдя замуж за врача Флоровского, последовала за ним в административную ссылку в Сибирь и вместе с мужем занималась культурно-просветительной деятельностью в Омске, потом в Ярославле, а после смерти мужа — в Петербурге.
В Сибири сестры Лидия и Евгения вышли замуж за больших политических каторжан Страховича и Сажина, людей, выдающихся по своему уму, образованию и энергии».
Раз земля рождала таких мужественных дочерей, беспросветная, казалось бы, тьма, которая еще царила в России, должна была отступить. И заря уже алела...
Одним из первых революционеров-подпольщиков в Мамадыше был Александр Андреевич Черкасов (1854— 1911). По окончании Казанского университета и прохождения Московских землемерных курсов он приехал сюда с семьей и занял должность землемера-таксатора Мамадышского и Лаишсвского уездов.
Еще в студенческие годы Черкасов был связан с кругами свободолюбивой прогрессивной молодежи, читал нелегальную литературу, а ко времени нового революционного подъема в России уже руководил подпольной революционной организацией. В 1905—1907 годах в партийный кружок, руководимый А. А. Черкасовым, входили жители Мамадыша Николай Шахматов, Семен Фролов, Павел Ульянов, Александр Неклепаев и другие, которые вели среди местного населения агитационную работу.
Дом Черкасова находился на окраине города и был удобным местом для нелегальных встреч. В подвале каменной кладовой дома была устроена подпольная типография. Здесь на гектографе Черкасов вместе с товарищами печатал листовки и прокламации, в которых призывал крестьян к борьбе против царского самодержавия. Так, в частности, была напечатана и распространена листовка «К деревенской бедноте», подготовленная Казанским комитетом РСДРП,
В 1906 году Черкасов как политически неблагонадежный и вызывающий подозрение по доносу местной полиции был уволен с должности землемера и начал работать в уездном земстве в качестве страхового агента. 11 июля 1907 года по доносу провокатора Павлова в доме Черкасова произвели обыск. Имущество типографии было изъято, а сам Александр Андреевич арестован и заключен в Мамадышскую тюрьму.
Из документов архивных фондов Казанского губернского жандармского управления, Казанской судебной палаты и прокуроров Казанского окружного суда явствует: Черкасов А. А. с 1901 по 1906 год обвинялся в проведении агитации против царского строя и в распространении нелегальной литературы. В 1906 году находился под негласным надзором полиции. В 1907 году Черкасов А. А. обвинялся в распространении прокламаций и проведении агитации против царского режима в Мамадышском уезде. Причем составил кружок для пропаганды среди местного населения, «...неоднократно высказывался против правительственного суждения. Осужден по 132 статье уголовного уложения...»
По приговору Казанской судебной палаты от 17 октября 1908 года и предписанию губернатора от 21 ноября 1908 года А. А. Черкасов был направлен в распоряжение начальника казанской пересыльной тюрьмы для отправки его этапом в Усть-Сысольск Вологодской губернии под гласный надзор полиции на три года.
Тюрьма и ссылка, лишения, разлука с семьей подорвали здоровье революционера. 1 декабря 1911 года он умер в вологодской тюремной больнице...
Известное революционизирующее воздействие на умы и сердца мамадышцев оказали Михаил Сосипатрович Дударь и Павел Лаврентьевич Ульянов, проживавшие в разные годы в их городе. Первый из них, бывший студент Казанского университета, исключенный оттуда в 1887 году вместе с Владимиром Ильичем Ульяновым за участие в революционной сходке. Дударь служил в Мамадыше акцизным чиновником. Все свободное время он отдавал общественной работе, был постановщиком и режиссером первых театральных постановок в городе. Павел Ульянов, исключенный за кружковую работу из Казанской учительской семинарии, был лишен прав работать в какой-либо должности и занимался в Мамадыше любительской фотографией. По его фотоснимкам, случайно сохранившимся, мы и узнаем, как выглядел город в дореволюционный период.
Оставил свой след в Мамадыше и исключенный из Петербургской академии художеств за политические карикатуры Корней Аполинариев. Жил он на случайные заработки и «пропадал» на глазах обывателей.
Таким образом, на камско-вятских берегах жили люди, готовые горой встать за освободительные идеи, и пойти по пути, который уже четко определялся в начале грядущего века.
Категория: Есть на Вятке городок | Добавил: Admin (19 Июня 2008)
Просмотров: 2625 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar