Есть на Вятке городок (часть 02)
ДАЛЁКОЕ И БЛИЗКОЕ
Мамадышцы в Пугачёвском восстании
Перевод жителей большинства поселений края в разряд государственных крестьян, конечно же, не облегчил их участи. Если раньше крестьяне платили оброк монастырям и несли государственные повинности в виде денежных сборов, то теперь их все больше и больше отвлекали на строительство дорог, заготовки леса, на них также легли гужевая и воинская повинности, не говоря уже о подушной подати.
Между тем при разделе земли на душу мужского населения (женщины тогда в расчет не брались) пришлось по 1,7 десятины. Тогда как для прожиточного минимума нужно было иметь 4—5 десятин пашни. Вот, например, какой доход-расход имел служилый татарин Бакиев, собиравший в среднем со своего участка в год урожай по 124 пуда. На уплату подушной подати (1 рубль 70 копеек) уходило 17 пудов хлеба. 31 пуд Бакиев оставлял на семена. На семью в четыре человека оставалось 76 пудов, то есть по два фунта в день на каждого члена семьи. Нужно отметить, что крестьяне тогда еще не знали культуру картофеля и овощей. А ведь еще необходимо было кормить скот, справлять одежду и обувь, производить ремонт и отопление жилища, оплату общинных поборов. И все это приходилось делать за счет сокращения собственного потребления.
Еще более тяжелым было положение татар-мусульман, которые кроме уплаты повышенных государственных налогов обязаны были выполнять дополнительные повинности. Так, с 1718 года, когда в Казани по указу Петра I было учреждено Адмиралтейство, для заготовки корабельного леса с каждого девятого двора татар-мусульман брался один конный и один пеший работник. Русских и кряшен к корабельным работам не приписывали.
Работа заготовителей леса, прозванных в народе «лашманами», была адской. Десятки и сотни их гибли от голода и простуды, от несчастных случаев. Часто кормильцы семей возвращались в деревни калеками.
Малоземелье, бесконечные поборы, жестокая эксплуатация на казенных работах разоряли не только отдельные семьи, но и целые селения. В одной из ведомостей Казанского наместничества тех лет о деревнях Арбаш и Ошма, например, сказано: «Жители этих деревень живут по разным деревням в работах... Из-за такого разорения не только не могут платить подушную подать, но и себя, кроме мирского подаяния пропитать не могут».
Поскольку, как мы видим из приведенного сообщения, арбашские и ошминские крестьяне батрачили и побирались в других селениях, в Мамадышском крае с середины XVIII века ярко наметились следы классового расслоения. На одном полюсе — небольшая кучка «ка-питалистов»-крестьян, которые прикупали земли разоренных и имели излишек хлеба для продажи. На другом — масса несостоятельных, разорившихся людей, вынужденных заниматься отходничеством или наниматься в батраки к местным богатеям. Такое классовое расслоение шло как среди русских, так и среди татар, марийцев и удмуртов.
Но разорившиеся крестьяне не могли спокойно сносить гнет крепостничества. В последней четверти XVIII века борьба народных масс вылилась в могучую крестьянскую войну под руководством Емельяна Ивановича Пугачева. Это высшая форма классовой борьбы, на которую народ оказался способным в то время.
Мамадышская земля выдвинула своих героев-борцов против ненавистных угнетателей, ставших сподвижниками и соратниками Емельяна Пугачева. Своей отвагой и верностью народным идеалам прославились Бахтиар Канкаев — уроженец села Савруши и Мясгут Гумеров — из Кукмора. Они завоевали особую популярность в крае.
Когда волны крестьянского восстания докатились до Мамадыша, здесь уже встречали Пугачева многочисленные вооруженные отряды крестьян из близлежащих поселений, готовые присоединиться к всенародному движению.
4 июля 1774 года Емельян Пугачев с двадцатьюты-сячным войском выступил из Елабуги и переправился через Вятку. Крестьяне Мамадыша и близлежащих сел и деревень встречали своего освободителя хлебом-солью и колокольным звоном.
Народ ликовал и сводил счеты со своими угнетателями. Так, крестьяне деревни Ошма конфисковали имущество местных богачей, а одного из наиболее им ненавистных угнетателей — бая по имени Тойчи привели в Мамадыш к Пугачеву и здесь казнили.
За короткий промежуток времени вокруг Пугачева сконцентрировалось около 10 тысяч крестьян Мамадыш-ского края, готовых пойти за своим «добрым царем» на смерть, в огонь и воду. Большую помощь в формировании новых отрядов из числа татар, мари и удмуртов оказал Бахтияр Канкаев.
Получив надежную поддержку на мамадышской земле, войско Пугачева 6 июля выступило из Мамадыша в сторону Арска, оттуда — на Казань. Отряды Лихачева, Абдуллы Мустаева, Герасима Сабаева, Рахман-кула Дюслеева и других, подчиненные полковнику Б. Канкаеву, были оставлены в арьергарде для поддержания пугачевской армии с тыла. И фактически в течение июля — августа 1774 года вся территория от Мамадыша до Казани находилась под контролем восставших крестьян.
15 июля в бою под Казанью армия Пугачева потерпела поражение. Остатки ее ушли на правый берег Волги и в марийские леса. Но отряды Бахтияра Кан-каева продолжали удерживать свои позиции. Именно благодаря их действиям правительственные войска не могли организовать своевременную погоню за Пугачевым. Так, например, у села Рыбная Слобода отряды Канкаева разбили войска графа Меллина, шедшие на помощь Михельсону под Казань. Кроме того, в результате оперативных действий канкаевцев все Предкамье находилось в состоянии восстания. К 23 июля 1774 года в отрядах Канкаева было 4000 бойцов при 6 пушках.
В начале августа Канкаев был вынужден принять бой с сильной правительственной командой у села Зюри. Канкаевцам пришлось отступить. Следующее их сражение с карателями состоялось у деревни Кляуш, но и на этот раз крестьяне не выдержали натиска. С остатками единомышленников Бахтияр Канкаев вынужден был скрыться в мамадышских лесах. До конца августа своими внезапными набегами его отряд еще тревожил правительственные войска, давая о себе знать, но дальнейшая судьба его не известна.
В некоторых публикациях об участии нерусских народов в пугачевском движении можно встретиться с мыслью о том, что татары и башкиры присоединились к восставшим по национально-религиозным соображениям. Но это решительно не так. В отрядах Бахтияра Канкаева, например, много было марийцев, русских, удмуртов и так называемых крещеных татар.
Сохранились некоторые документы, касающиеся пугачевского движения в нашем крае. Среди них приказ Б. Канкаева, который начинается словами: «От полковника Бахтияра Канкаева приказ. Тебе, кряшену Герасиму Сабаеву, всегда и постоянно служить и наблюдать при перевозах у Чистополя...» Сам Герасим Сабаев, как видно из документов, по-видимому, был уроженцем деревни Арняш-баш или Нижний Арняш.
До конца августа 1774 года повстанческий дух царил и в самом Мамадыше. После поражения под Казанью сюда стянулись значительные силы восставших (около 2000 пеших и конных) и установили свою власть. Позже они приняли бой с карательным отрядом под командой капитана Якова Михалчукова. Вооруженные вилами и копьями крестьяне не смогли устоять против пушечного оружейного огня неприятеля и под прикрытием дыма пожарищ скрылись.
Восстание под руководством Емельяна Пугачева потерпело неудачу. Но пролитая кровь не была напрасной.
Крестьяне почувствовали свою силу и в них зародилась надежда на освобождение. Надо было только найти верные пути к желанной свободе.
Категория: Есть на Вятке городок | Добавил: Admin (19 Июня 2008)
Просмотров: 3752 | Рейтинг: 4.0/3
Всего комментариев: 0
avatar