Есть на Вятке городок (часть 10)
ПОТРЯСЕНИЕ МИРА
Насыщенные осень и зима
Тревожным был для мамадышцев 1918 год. Враг был изгнан, но предстояло очень многое сделать для обеспечения нормальной жизнедеятельности уезда.
Сразу же после возвращения советских учреждений в уездный центр (21 сентября 1918 года) начались выборы в сельские и волостные Советы. А в середине октября состоялся уездный съезд нового состава. Съезд Советов избрал большевистский исполнительный комитет, председателем которого стал Арсентий Андреевич Коробов. Военным комиссаром уезда был назначен А. В. Давыдов. В исполком также вошли А. Ш. Муста-фин, Н. В. Раменский, Г. Д. Чайко, Б. Г. Тазетдинов, Н. Ф. Захаров, В. А. Разин и П. С. Ведерников.
Советская власть в уезде утвердилась окончательно и бесповоротно.
3 октября состоялось первое после освобождения от белых общее партийное собрание коммунистов города. На нем присутствовало 18 членов партии и 17 сочувствующих. Председателем уездного комитета РКП (б) был избран Серапион Петрович Галанин, секретарем мусульманской секции — Назип Рахманкулов.
Партийный комитет и исполком Совета развернули партийно-политическую и агитационно-массовую работу среди населения. Особая роль отводилась работе в деревне.
Осенью 1918 года в уезде возродились былые и создались новые комитеты бедноты, которые уже зарекомендовали себя как надежные проводники политики партии большевиков и Советской власти. За время существования комбеды сыграли огромную роль в борьбе за хлеб и явились опорой диктатуры пролетариата в деревне. За период с 23 сентября по 23 октября 1918 года комитеты бедноты были созданы практически во всех волостях уезда, всего — около 330.
Тогда же возник комитет бедноты и'в городе Мамадыше (в Заошме). Председателем его стал Леонид Евдокимович Чулкин, ветеран первой мировой войны. Секретарем комбеда избрали Николая Александровича Ульянова (Здание комбеда находилось в доме Бело-бородова, ныне ул. Горького).
Через комбеды проводилась конфискация земли и сельхозинвентаря у кулачества, бедняки получали всевозможную помощь. До весны 1919 года в уезде было отобрано у кулаков и передано беднякам и середнякам более 14 тысяч десятин земли. С помощью комитетов деревенской бедноты был сломлен кулацкий саботаж хлебозаготовок, государство получило хлеб для снабжения городов и Красной Армии.
Однако комитеты бедноты, возникшие по инициативе снизу, надо было поддержать. По призыву В. И. Ленина передовые рабочие Петрограда, Москвы, Иванова, Казани и других городов начали создавать продовольственные отряды для отправки в деревню на борьбу с кулацким сопротивлением заготовкам хлеба.
Широкую популярность в Мамадышском уезде завоевал среди трудящихся масс Костромской рабочий продотряд. Здесь он проводил митинги и беседы, искреннее, правдивое слово рабочих находило путь к сердцам трудящихся крестьян. Нередко посланцы городов избирались на постоянную работу в сельских Советах и комитетах бедноты. Так, секретарем Русско-Кирмен-ского комитета бедноты был избран молодой рабочий из продотряда Павел Симонов.
Особое значение приобретала работа продотряда в татарских селениях. Если кулак села, скажем, Верхний Секинесь отказывал многодетной солдатке в продаже хлеба для голодающих детей лишь только потому, что она была татарка, то рабочий из костромского продотряда бесплатно предоставлял ей хлеб из реквизированных запасов. Вот она, живая, конкретная агитация за Советскую власть!
Несмотря на усердие мулл, которые вели агитацию против продотрядов и комитетов бедноты, татарский трудовой народ все с большим доверием поворачивал в сторону Советской власти. Былое недоверие между русскими и татарами уходило в забытье. Татарская беднота, понимая трудность момента, делала все, чтобы помочь продовольственным органам. Например, комбед деревни Нижняя Ошма мобилизовал подводы девяти кулацких дворов и отправил их в Казань в распоряжение губпродкома. Русские комбеды работали рука об руку с татарскими товарищами.
В своих воспоминаниях председатель Омарского комитета деревенской бедноты А. П. Булашева писала: «В нашей Омарской волости была одна татарская деревня Уразбахтино. До революции уразбахтинцы жили исключительно бедно, причиной тому — малоземелье. Когда начали проводить в жизнь земельный закон, бедняки Уразбахтина потребовали передачи им лугов, расположенных вблизи их деревни, но эти луга принадлежали трем омарским кулакам, которые протестовали и склонили на свою сторону часть населения Омары. Волостной комбед, возглавляемый коммунистами, поддержал требование бедноты д. Уразбахтино». По настоянию комбеда, при поддержке костромского продотряда луга были переданы уразбахтинцам. Так проводилась земельная реформа в интересах всех национальностей.
Первыми ростками социалистических преобразований в деревне явились сельскохозяйственные коммуны. Такая коммуна, где все было общее — хозяйственные постройки, скот, сельхозинвентарь — была создана в селе Отарка. Называлась она «Отарской коммуной имени Карла Маркса». Во главе коммуны стоял Совет, председателем которого являлся М. Н. Таланин. Записалось в отарскую коммуну 33 человека. Они разработали свой устав и для своего времени жили полнокровной жизнью. Такие же коммуны возникли в двух селениях уезда — в Сабах и Ныртах. Но жизнь показала, что создание их было преждевременным. Деревня еще не доросла до высших форм организации труда и потому сама действительность воспрепятствовала их дальнейшему развитию.
Наиболее приемлемыми и жизненными оказались различные сельскохозяйственные и промысловые артели, а также товарищества по совместной обработке земли.
Так, в селе Кулущи-Покровское, жители которого с давних пор занимались экипажным промыслом, возникла санная артель. В деревне Ишкеево были созданы сразу несколько артелей по изготовлению гончарной и деревянной посуды (чашек). Жители селения Чаксы и Омара специализировались на выделке овчины. Объединились кукморские шорники и мамадышские ложкари, сапожники Малмыжки и Гремячки. В Кляуше, Малых Кирменях и Дигитлях сформировались деревообрабатывающие артели.
Развивающаяся в новых условиях кустарная промышленность в трудные годы разрухи сыграла исключительно важную роль в обеспечении крестьян товарами первой необходимости.
Новую жизнь невозможно было строить без изменения былых взаимоотношений между людьми, без атмосферы доверия и товарищеской взаимопомощи. А эти отношения могли утвердиться только благодаря развитию социалистического сознания у людей. Поэтому с первых же месяцев установления Советской власти в уезде большое внимание уделялось культурно-просветительной работе. По инициативе комбедов были открыты народные дома в Секинесе, Красной Горке, Русских Кирменях, Омаре, Тавелях. При них создавались театральные кружки, открывались библиотеки. Здесь же обучали грамоте взрослых крестьян, проводили громкие читки газет, беседы.
В Мамадыше открылся кинотеатр «Зеркало жизни», где показывались немые фильмы, а также читались пропагандистские лекции. В городе появился свой Дом культуры (в бывшем доме Щербакова). Здесь же работал самодеятельный народный театр с двумя труппами актеров — татарской (режиссер М. Фазлул-лин) и русской (руководитель М. Дударь). Поскольку репертуар был беден, а на классику тогда смотрели как на нечто буржуазное и не приемлемое, в роли драматургов часто выступали сами режиссеры и актеры театра.
Роль самодеятельного театра в общественно-политической жизни того времени трудно переоценить. Во-первых, он был мобильным и часто разъезжал по деревням и селам. Во-вторых, в условиях отсутствия радио и кино, в условиях подавляющего большинства безграмотных театр был единственным и наиболее доходчивым средством не только духовного воспитания, но и действенной формой агитации и пропаганды.
Театр был верным помощником партийной организации уезда. Теперь в уезде было уже 28 партячеек, которые объединяли в своих рядах более 100 коммунистов. Среди них была только одна женщина — уже упомянутая нами Булашева Александра Петровна — председатель Омарского волостного комитета деревенской бедноты.
В период мирной передышки на новую ступень поднялась постановка народного образования. В 1918— 1919 учебном году в уезде работало 66 русских, 48 — кряшенских, 13 — марийских и удмуртских и 250 татаро-мусульманских школ. Однако учителей не хватало, их было всего 317 — в большинстве своем практиков. На должности учителей зачастую работали просто грамотные крестьяне и демобилизованные солдаты.
Должному развитию школьного образования препятствовало и практическое отсутствие учебников, нехватка школьно-письменных принадлежностей и пособий. Ученики писали на белых деревянных дощечках самодельными глиняными палочками, лишь некоторые имели грифельные доски. Вместо чернил пользовались соком свеклы или разведенной сажей.
Татарско-мусульманские школы в большинстве своем вовсе не имели даже собственных помещений, потому что прежние мектебы размещались при мечетях, а мечети были далеко не во всех татарских селениях. В наскоро приспособленных под учебу крестьянских избах татарские дети занимались сидя прямо на полу, ибо никакой школьной мебели в них не было. Наиболее оснащенными школами уезда, которые ранее подчинялись министерству народного просвещения, являлись русские Шеморбашская, Танькинская, Дюсьметьевская и Юкачинская кряшенские школы.
В дело просвещения своего народа огромный труд вложили в те далекие годы Мухаметхан Ашрафзянович Фазлуллин, Латыф Гумерович Гумеров, Басыр Габдул-лович Тазетдинов, а также Иван Лукич Домолазов, бывший ответственным секретарем союза русских учителей.
Среди этих имен особо следует отметить М. А. Фаз-луллина. Будучи инспектором татарских школ и членом Совета по народному образованию при Совдепе, он лично разрабатывал первые учебные планы и программы, а позже и первые советские учебники для татарских школ.
В январе 1919 года в Мамадыше прошли первые съезды русских и татарских учителей.
На съезде татарских учителей с докладом о текущем моменте выступил помощник комиссара по мусульманским делам Фатых Маннапов. По его предложению •съезд решил отправить приветственное письмо вождю лролетариата и всего трудового народа В. И. Ленину:
«Москва. Ленину.
16 января 1919 года.
Мы, учащие-мусульмане Мамадышского уезда Казанской губернии, признаем правильную политику Советской власти... Считаем своим долгом подготовку молодых революционеров, борцов для предстоящей последней борьбы с капиталом... Если капиталисты и их наемники... будут грозить поражением нашей революции, мы, учащие, с оружием в руках пойдем на фронт против злого врага и даем торжественную клятву бороться с ними до последней капли крови. Да здравствует товарищ Ленин!»
Так писалось в этом обращении. И клятву, данную в коллективном письме, мамадышцы сдержали.
Категория: Есть на Вятке городок | Добавил: Admin (02 Мая 2008)
Просмотров: 3292 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar